Участники безнадежной авантюры:

Катамаран "Кузнечик" ("Кузя")
Катамаран "Стерх-2"
нос
Попов Сергей (Селятино, Московская обл.)
Потужник Лукаш (г. Пльзень, Чехия)
Кочиев Алексей Даниленко Константин
Готовцев Александр Левиков Дмитрий ("Ильич")
Надувная лодка "Пионер"
корма
Никитин Василий
Сулейманов Ринат
(Оба - г. Новотроицк, Оренбургская обл.)
Пассажиры: Плясова-Бакунина Ольга, Кипяткова Ольга ("Кипочка")

Заброска состояла из пяти этапов:

  1. Самолет Москва-Нерюнгри (авиакомпания "Якутия");
  2. Микроавтобус Нерюнгри-Тында;
  3. Поезд Тында-Улак;
  4. Автомобиль Улак-база в 7 км от оз. Б. Токко;
  5. Вездеход от базы до озера.
Туры на границе Хабаровского края и Якутии
Снег в июле
Выше нет красоты…
Радуга над озером Б. Токко

Самолет вылетал из Москвы 21:20 10 июля. Благодаря перелету против солнца день пропал, и в Нерюнгри мы были в середине дня. Здесь мы наконец-то встретились с "оренбургской" частью команды: Васей и Ринатом, и вместе с ними в глубокой ночи доехали до Улака. Это, по сути дела, полустанок, хотя и с диспетчерской, где мы кипятили воду для чая. В диспетчерской дежурят две милых девушки примерно нашего возраста, к флирту не склонные. Ночевать пришлось на пустыре рядом со зданием диспетчерской, под убаюкивающий аккомпанемент гудков локомотивов.

Наутро около 10 часов приехал "ГАЗ" с кунгом. По пути нарубили берез для ката Сергея, а для "Кузиных" сидушек забыли. Кстати, берез в верхнем течении очень мало, а в нижнем – наоборот, что делает затруднительным найти визуальную разницу низовьев Учура от какой-нибудь Оки: те же березы, сосны, ели, песчаные обрывы…

Путь проходил большей частью по владениям компании "Мечел", ведущей в здешних местах добычу угля. Правда, увидеть угольный разрез во всей красе мы не смогли из-за темноты, но переливы и перемиги огней, рев невидимых моторов и сонное шевеление во тьме каких-то громадных неведомых то ли машин, то ли животных – оценили. В глубокой ночи, в 2:40, прибыли на базу. Через полчаса погрузки вещей стартовал вездеход. На озере он был в 6:00.

День первый. 13 июля

Лично для меня поход начался… с разочарования.

Точно так же когда-то я с замиранием сердца ждал визита в Париж, про который мне прожужжали все уши восторженные учительницы школы "с преподаванием ряда предметов на французском языке". И в конце первого дня после свершения долгожданного события я бродил по воспетым парижским улицам, зло озирался и обиженно бормотал: "И к этому я..? И об этом я..? И про это я..?". С тех пор прошло более двадцати лет и, казалось бы, пора было бы научиться на собственных ошибках и не кормить себя бесплотными ожиданиями и пустыми предвкушениями. Но надежда не хочет считаться с опытом. Я по-мальчишечьи повелся на инициативу друзей заказать себе майку с собственноголовно придуманными лозунгами "Мне Б. Токо посмотреть" и "Сила Токо". Я прочитал статью про это самое, едрить его, озеро и рассматривал его красивые картинки. Тогда я думал, что оно станет для меня воплощением, олицетворением, иллюстрацией, тем-сем… Но действительность опровергла мифы и разрушила мечты и чаяния. Озеро Б. Токко оказалось одним из худших озер, на которых я побывал: мусорно, неровно, топко, болотисто, дров нет, вода грязная и у берега долго мелкая.

Возможно, отчасти в этом разочаровании играл роль неудачный "распорядок дня": на озере мы оказались в 6 утра, после хлопотного переезда и бессонной ночи. Понятно, что от таких нагрузок и сахар не сладок, и снег не бел. Причем никакого отдыха предусмотрено не было…

При подъезде к озеру увидели лося в воде, попытались заснять его с квадрокоптера.

Командир вездехода Юрий сначала предлагал довезти до истока Мулама, но за отдельные деньги, или до кордона. Мы выбрали последнее. В итоге, довезя до кордона, он сказал: "Да ладно, поехали до Мулама, мне все равно дальше". Вездеход – рычащее, кашляющее и рыгающее чудовище, скрипящее, лязгающее, стонущее и громыхающее так истошно, с таким надрывом и натугой, что, того гляди, развалится прямо под тобой, превратившись в груду гаек и ржавых стальных листов. Девушки ехали в кабине, мужики – в кузове и "на броне". Я уселся у распахнутой то ли дверцы, то ли люка. От мокрых кустов приходилось уворачиваться, но вид на восходящее солнце и радугу того стоил.

По прибытии на озеро и мучительного поиска приемлемого места для палатки стали строить корабли, раскладывать вещи и сортировать продукты. Всю первую половину дня собирался дождь, грозно надвигаясь с северо-востока. Наконец в 14:00 хлынуло. "Стерх" к тому моменту был собран полностью, "Кузя" – до состояния рамы с сидушками.

День второй. 14 июля

Этот день был не только первым полноценным ходовым, но еще и самым богатым на встречи со всякой лесной живностью. Да что там – за этот день мы увидели зверья больше, чем за весь остальной поход. Во-первых, медведь. Стоял на правом берегу, на расстоянии метров тридцати. Увидев нас, удивленно привстал на задние лапы, но через секунду опустился на все четыре, развернулся и неторопливо утрусил в тайгу. Потом один из нас вспомнил (или придумал), что у него была мокрая шерсть и белая "бабочка" на груди. Если так пойдет дальше, через месяц мы назовем его рост в сантиметрах и возраст в днях.

Во-вторых, лоси: их в тот день было даже с избытком – то ли шесть, то ли семь. В основном самки с телятами. В-третьих, видели так же и гусенка и, возможно, еще кого-то.

Случилось и печальное событие. Вечером выяснили, что на обеде был забыт таганок. К счастью, Вася с Ринатом шли сзади и выходили на ежевечерние сеансы связи по спутниковому телефону. Мне стоило немалых трудов вычислить координаты точки обеда. Забегая вперед, скажу, что закончилось все благополучно: Вася не без трудностей таганок нашел. Временное отсутствие таганка заставило нас вспомнить молодость, всякие пионерско-туристско-альпинистские лагеря, и заодно проявить инженерные способности, чтобы вскипятить воду только за счет подручных средств.

Ровно в момент установки лагеря полил достаточно сильный и продолжительный дождь. Больше об этом дне и сказать-то нечего, кроме разве что температуры воды: 17°.

День третий. 15 июля

"Стерх" на марше

Стоянка в тот вечер оказалась в неожиданно хорошем месте: рядом с густой красивой тайгой галечная отмель, заросшая травой. Я один решил стоять в лесу и не прогадал: тенисто, мягко и ровно.

День четвертый. 16 июля

Как удалось прочитать по следам, ночью на стоянку набрел медведь, двигавшийся сверху по течению. Завидя лагерь, он вошел в воду и оплыл его, преодолев по воде солидное расстояние, метров 500.

Через час с небольшим после отплытия увидели Васину лодку. Начальство пошло на осмотр Большого Муламского порога, благо он короткий.

При попытке выхода на струю сели на камень. Ильич, пытаясь спихнуть судно, упал в воду. Вылезти на борт при струе такой силы почти невозможно, пришлось чалиться вторично. Никаких потерь мы не понесли, если не считать один тапочек Ильича, смытый при падении.

Сам порог прошли почти чисто, кроме двух легких касаний правым бортом. Категория порога, по общему мнению, равна четырем.

День пятый. 17 июля

"Угрёбок"

Днем прошли впадение Мулама в Идюм, и именно эта река с невзрачным, каким-то помоечным названием запомнилась наиболее яркими, сочными и потрясающе красивыми пейзажами. Да и потом, на Идюме нам предстояло находиться неделю – больше, чем на всех остальных реках.

А вот место стоянки оказалось плохим – песок, трудности с установкой палаток. Температура воды упала до 13°.

День шестой. 18 июля

В дневнике я записал "Первый день без дождя". Просто некоторые из дождей не запомнились: были краткими и слабыми. Днем было жарко, а вечером мы подверглись атаке мошки.

День седьмой. 19 июля

Плановая банная дневка у впадения р. Сивогли. В глубине леса, как и при впадении многих притоков, остатки охотничьей избушки.

Ночью около 5:00 пошел дождь. День выдался пасмурным.

Для бани на развалинах избушки нашли лист от трехконфорочной плиты, и положили его как перекрытие очага. Бане в целом можно ставить четверку: все получилось, но пар был чересчур легким.

Как раз во время бани нарисовались Вася с Ринатом. Оказалось, они нашли тапок Ильича, потерянный, напомню, 16 июля при прохождении Муламского порога.

День восьмой. 20 июля

Днем капитаны расслабились настолько, что словили троллейбус, одиноко стоявший посреди русла и видный издалека благодаря солидным бурунам. Кат встал на дыбы, Ильич опять свалился в воду. Вообще за весь поход он, Леша и я – все внепланово искупались по два раза.

День девятый. 21 июля

"Пасмурно". Это единственная, не считая данных по температуре и давлению, запись в моем дневнике. Значит, больше ничем день не запомнился. Дневка, на этот раз внеплановая. Оля задалась вопросом "А не слишком ли быстро мы бежим?".

День десятый. 22 июля

Утром произошло событие, по сути дела, рядовое и обыденное, но явившееся предвестником более грозных и потенциально опасных явлений.

Мы не могли не заметить, что за ночь вода поднялась. Более того, подъем продолжался в течение утра. Никто не усмотрел в этом какого-то предупреждения или сигнала: не столь и большим был суммарный подъем (около 70 см), да и скорость его казалась незначительной.

Днем температура воды оказалась еще ниже – 11°.

Вот где была вода относительно костра 21 июля вечером…

…и где она оказалась 22 июля утром

С утра был дождь, впрочем, не слишком продолжительный, хотя и сильный. Днем за длинной галечной отмелью ниже впадения ручья Арбагастах мы вновь увидали лагерь Васи и Рината. Между отмелью и лесом, будто специально разграничивая две природные зоны, лежало большое бревно, на котором было удобно сидеть. Для стряпни мы воспользовались костром и таганком ребят, а сами развели свой, "пионерский" – для сушки, сугрева и задушевных бесед. Оба костра горели близко к бревну, с внешней, если смотреть от леса, стороны.

В лесу нашлось достаточно мест для палаток. В частности, мое оказалось на небольшом уютном взгорочке. Эту "лесную" стоянку я буду дальше называть лагерем-1.

Продолжили наблюдать медленный подъем воды. Кат изначально зачалили за огромное дерево, лежащее на отмели. А больше просто и не за что было чалить – мелкие камни, до леса далеко.

День одиннадцатый. 23 июля

К утру вода плескалась у того самого бревна, залив оба костра. "Кузю" перечалили ближе к лесу, вплотную к бревну. По реке, пока не слишком быстро, плывут пока не слишком многочисленные стволы. Это не живые деревья, поваленные потоком, а старый плавник с весеннего половодья, до уровня которого поднялась вода.

Обсуждался вариант обычного выхода, как будто ничего не случилось. Возросшая скорость течения нам только поможет, а "бревноход" пока не настолько интенсивный, чтобы создавать помехи и уж тем более – угрозу.

Была одна проблема – Идюмский порог. Судя по описанию, находится он в месте сужения русла, и, возможно, там возник завал (или затор, если угодно) из смытых паводком бревен. Быстрое течение может просто бросить кат на этот завал, и выгрести не удастся. Последствия такого события могут быть сколь угодно трагическими. Так что решили не рисковать, тем более что многочисленные "советы по выживанию" хором гласят: "в паводок вставать на воду не рекомендуется" (впрочем, никто не писал "категорически нельзя").

Нужно было готовиться к тому, что лагерь-1 будет затоплен в течение часов. Неторопливо сняли палатки и перенесли вещи на небольшую полочку, где очень давно находилось зимовье. От него остались два гнилых почти полностью разрушенных сруба, металлическая бочка, кастрюли, лопаты и прочий мусор. Места для лагеря вокруг почти нет. Кто-то успел поставить палатки, кто-то решил, что их все равно затопит. Костер разожгли на полпути между прошлым (который оказался третьим костром на том месте) и полочкой. Так был разбит лагерь-2.

А вода продолжала прибывать.

Делать было, по сути, нечего. Рыбалка, прогулки, купание – паводок лишил смысла эти способы проведения досуга. Тогда мы выбрали едва ли не единственное доступное времяпрепровождение – на самом высоком месте постелили коврик, развели спирт и сели играть в преферанс.

Дождя не было, погода стояла пусть и нежаркая (17°), но солнечная, облака ничего плохого не предвещали. Откуда нам было знать, идут ли дожди в сотнях километров от нас, в верховьях притоков? Никаких резких падений атмосферного давления я не зафиксировал, то есть этот канал тоже не годился для предсказаний. Да и потом, мы переживали лишь отзвук обильных дождей в верховьях – ведь воде нужно несколько дней, чтобы стечь, собраться, слиться, и наконец дойти, пусть и весьма шустро, до среднего течения длинной реки.

Подводя итог: у нас не было ни малейшей возможности прогнозировать поведение уровня воды – будет ли он подниматься, и если да, то насколько резво.

А он тем временем по-прежнему рос.

Стало ясно, что лагерь-1 обречен. Даже мое место под палатку, самое высокое, было уже наполовину затоплено. Четвертый костер скрылся под водой вслед за предшественниками, по тропинке живо струилась вода. Мы сидели "на узлах" вокруг старого сруба и наблюдали за уровнем воды.

А он продолжал подниматься.

Погружаясь в воду по пояс, я закрепил кат к другому дереву (помимо главной чалки) на полностью поднятую руку, как мог высоко. Кат оказался ровно посреди лагеря-1, ориентированный вдоль реки, и достаточно толстые и частые лиственницы должны были защитить его от идущих сверху бревен.

Кстати, как скорость течения, так и интенсивность древохода постоянно возрастали. Если утром мы провожали комментариями едва ли не каждое бревно, то днем взгляд, брошенный вдоль воды в любом направлении, натыкался сразу на несколько деревьев, несущихся со скоростью, которую мы умозрительно оценили километров в 20 в час. Причем среди плывущих стволов теперь были и свежесваленные, с зелеными ветками. Это говорило о том, что нынешний паводок превысил весеннее половодье если не по уровню воды, то по мощности ее напора.

Когда вода стала плескаться в лагере-2 уже у самых наших ног, мы неспешно начали очередную эвакуацию. Для этого надо было сначала пройти по узкой тропинке, которую местами пришлось расширить и прорубить. Здесь раньше в глубоком распадке располагался тощий ручеек, который теперь превратился в почти непреодолимую преграду: переходить ее вброд не позволяет глубина, а плыть через нее мешают кроны и стволы деревьев и кустов, оказавшиеся под водой.

Пришлось пронести лодку Васи и Рината и использовать ее в качестве парома: сначала пассажир с вещами перетаскивался за веревку с одного берега протоки на другой, потом пустая лодка перетягивалась в обратном направлении, и цикл повторялся.

После последней преграды оставалась сделать короткий, но крутой взлет, и оказаться на классическом таежном болоте: кочки, мох, редкие кусты. Там был разбит лагерь-3.

День двенадцатый. 24 июля

За ночь вода еще поднялась и плескалась, фигурально говоря, у порога лагеря-3. Ну, а если серьезно, то оставалось еще около полуметра по вертикали. Максимальная скорость подъема воды была нами оценена в 20 см/час.

Возникли опасения за судьбу "Кузи". Вода поднимает его, чалки натягиваются и… Дальше сценариев было много, один другого мрачнее. Единственное, за что мы почти не опасались – что его унесет потоком: слишком глубоко в слишком густой лес он был загнан.

В состав спасательной экспедиции вошли Ринат, Ильич и Сашка. Именно последнему предстояло вплавь добраться до ката, перевязать чалки и забрать с палубы оставшиеся вещи. Учитывая скорость потока и температуру воды, операция могла представлять сложность и даже опасность. Однако им удалось все на той же лодке дойти прямо до ката, и для того, чтобы достать завязанный мной узел, Сашке пришлось опустить руку в воду по плечо: это дает представление об уровне подъема.

Кстати, этот уровень продолжал расти, хотя и не так интенсивно, как вчера.

Пользуясь солнечной погодой, мы сушили вещи и опять писали пулю. Время от времени каждый из нас совершал краткую экскурсию к тому месту, где тропинка выходила на полочку. У каждого был свой авторский способ замера уровня воды: по воткнутым в землю веточкам, кускам мха, сучкам, кустикам, листикам и положенным в воду бутылкам. И если утром все были единодушны: вода поднимается, то к середине дня согласно некоторым методикам наблюдался "стояк". Кстати, именно за стояк (во всех положительных смыслах; уличное движение не в счет) мы и подняли один из тостов.

Сторонников "стояка" становилось все больше, пока наконец, в два часа дня, все, пусть и не сразу, признали. что вода начала спадать!

День тринадцатый. 25 июля

Сашка, стоя у меня на плечах, отвязывает чалку, привязанную во время половодья сутками раньше

Ночью был заморозок, вода в бутылках и кружках замерзла. Вода в разлившейся реке тоже холодная: 9°. Утром мы начали обратное движение от лагеря-3 к лагерю-1. Последний занесен толстым слоем песка, прибавилось завалов, вода вновь плещется у того самого бревна. Оно, кстати, изначально было плотно зажато между стоящими деревьями, потому и не делось никуда.

Максимальный уровень подъема воды именно на траверсе нашей стоянки мы коллективно оценили в 3.5-4 м. Здесь долина весьма широка, в узких подъем выше, в чем мы лишний раз убедились через два дня.

Нелегко было поставить на воду "Кузю"…

…и "Стерха"

Опасения насчет Идюмского порога не оправдались. Строго говоря, мы по поводу порога и сказать-то ничего не можем: в сверхвысокую воду его конфигурация изменилась кардинально, и, кроме очень высоких валов, порог не примечателен ровным счетом ничем. Кстати, валы сопровождали нас постоянно, вода была высокой и до паводка. Когда при заброске мы двигались по территории Хабаровского края, нас пугали засухой и низкой водой, и только вездеходчик Юрий первым сказал, что в Якутии вода, напротив, большая.

Угрозы паводком не исчерпались: ближе к вечеру стали не только наблюдать дымку, но и ощущать запах гари.

Вскоре увидели и источник – по левому, коренному берегу Алгомы лесной пожар горит сразу с несколькими очагами, причем довольно далекими друг от друга. Между деревьями мелькает даже открытое пламя. Природа множественных очагов, как и виновник самого пожара, остались нам неизвестны.

Странное явление – зарубки на дереве, причем на большой высоте

По причинам, о которых можно и умолчать, встали в абсолютно произвольном месте на острове.

За этот день мы прошли 86 км, без использования паруса, только за счет стремительного течения!

День четырнадцатый. 26 июля

Главной особенностью этого дня, кроме пасмурной погоды, были поиски стоянки. Берега здесь одинаковые: наклонный травянистый участок, зачастую с вмонтированными в землю камнями, потом обрыв и наверху – неровно, кочковато и тесно. Мы осматривали одно неудобное место за другим, смеркалось, холодало, а стоять на кочках хотелось все меньше и меньше.

Прямо – Учур, справа – Гыным. Вид от лагеря

Решили идти до острова Фактория, поскольку все острова, встреченные нами до этого, имели длинную ровную галечную косу и зачастую огромный завал из бревен, унесенных паводком. То есть на островах стоянку можно было найти гарантированно. Однако случилось по-другому: на впадении Гыныма Сергей усмотрел хорошее место. Находится оно не на стрелке двух рек, а на берегу Гыныма как раз против впадения его в Учур. Иными словами, при впадении Гыныма Учур буквально упирается в это место для лагеря, едва ли не лучшее за весь поход. Температура воды в Гыныме 14°, то есть гораздо теплее, чем в Учуре. Мало того, во всех притоках вода намного чище.

День пятнадцатый. 27 июля

Днем достигли метеостанции Чюльбю. Сразу обратили внимание на отметку недавнего паводка: около 6 м. Долина здесь гораздо ýже, чем была у нас.

Безмятежность…

Вместо четырех человек, положенных по штату, службу на метеостанции несет один, с красивым, а главное, редким именем Константин. И, как и положено метеорологам, каждые три часа, невзирая на время года и осадки, он должен снимать показания приборов и передавать их "на Большую землю". Одному это делать крайне трудно и по физиологическим, и по психологическим причинам. Но он пока справляется.

Я решил заодно откалибровать свою наручную метеостанцию Garmin Fenix. К моим радости и удивлению, показания по температуре и давлению совпали с официальными даже в десятых долях. Когда Константин понял, что небольшая металлическая коробочка выполняет ту же функцию, что и его здоровые мудреные приборы, он… ничего не сказал. Но взгляд его, направленный то на часы, то на их хозяина, был ох как красноречив…

Что же касается температуры воды, то я, наоборот, воспользовался показаниями местного термометра: 12.4°.

Кабинет метеоролога…

…и библиотека метеоролога

Сходили за дровами, затопили баню, попарились. Впрочем, на большинство из нас баня произвела невыгодное впечатление: парилка великовата, изобилует щелями, от предбанника отделяется занавеской. И вообще в бане грязновато, неухожено и как-то неуютно.

Константин, помимо прочего, рассказал, почему мы так мало встречаем медведей по берегам. Оказывается, после июньского гона, когда Хозяин агрессивен и опасен, наступил период продолжения рода: медведи предпочитают уединение в глуши и на открытые места типа берега выходят редко.

День шестнадцатый. 28 июля

"Стоунхендж"

Весь день жарит солнце, ветра нет. Вода остается мутной, но уже не из-за паводка, а просто из-за нижнего течения. В устьях ручьев набираем питьевую воду. Встали при впадении левого ручья. Берег плоховатый, мало мест для палаток, песок.

День семнадцатый. 29 июля

День напоминает вчерашний: солнце (вода прогрелась до 13°) и отсутствие хороших мест. Во второй половине дня переживаем дежавю: дымка и запах горелого леса. Правда, интенсивность и того, и другого выше, чем 4 дня назад. Ильич читает кратенькие лекции о безболезненной смерти от угарного газа и подробно отвечает на вопросы заинтересованных слушателей.

К вечеру дошли до "зимовья Бархатова". В первой избе я не был, но отзывы о ней большей частью отрицательные. В частности, рядом висят медвежьи лапы и неистово воняют.

Во второй избе выбиты окна, вокруг мусор, все заросло травой, хороших мест для палаток мало. Сашка и Леша решили переночевать именно в избушке.

День восемнадцатый. 30 июля

А я маленький такой…

С утра ситуация с дымкой лишь ухудшилась. Более того, появился жесткий ветер, разумеется, встречный. После часа сомнений и колебаний решили выходить. Теперь основное развлечение, помимо интенсивной гребли – выяснить, когда скорость выше: когда гребцы работают веслами, но их тела создают парусность, или когда они лежат, не гребя и парусность снижая. Видимо, при слабом течении в первом случае скорость выше, а у нас как раз струя сильная, но на нее, струю, еще надо попасть! Скорость при смещении со струи и на струю может меняться в разы.

Впрочем, тупое лежание на баллоне признается пригодным для отдыха в течение нескольких минут, но не для постоянного времяпрепровождения. Так что гребем, тля!

К середине дня ветер ослаб, а к вечеру стих совершенно. Словно в издевку, при установке лагеря поверхность воды была ровнее зеркала.

Сам лагерь удобным не признаешь – галечная отмель. Хоть и горизонтально, но камушки, по крайней мере крупные, приходится выковыривать. Общий лейтмотив был таков: в этом походе на гальке еще ни разу не стояли – пришло время исправить упущение.


Последующие дни были посвящены выброске. Запись трека я прекратил, потому что, во-первых, было почти исчерпано место на карточке, а во-вторых, смысла писать трек по огромной реке уже мало.

При движении вверх по Алдану катер опять попал в дымку, да такую плотную, что кормчий полностью потерял ориентировку и даже двигался вниз по течению!


Легенда GPS-трека

Наши путевые точки. Символ – синий флажок

Вторая группа точек была нанесена на векторную карту заранее. Символ – красный флажок. Точки являются заметными ориентирами (в основном крупные притоки и острова).

Третья группа точек была зафиксирована В. Никитным в 2016 г. Символ – зеленый флажок. Могут представлять интерес только для рыбаков

01 Стоянка 14-15 июля
02 Стоянка 15-16 июля
03-04 Трек не писался из-за севших батареек в GPS
05 Стоянка 17-18 июля
06 Изба на левом берегу
07 Дневка 19 июля
08 Дневка 21 июля
09 "Паводковая" дневка 23-24 июля
10 Стоянка 25-26 июля
11 Стоянка 26-27 июля
12 Метеостанция "Чюльбю", стоянка 27-28 июля
13 Изба
14 Стоянка 28-29 июля
15 Зимовье Бархатова
16 Стоянка 29-30 июля
17 "Курья", антистапель

Итого за 16 дней пройдено по воде 560 км.